05.10.2016
Время прочтенияВремя чтения: 7 минут
Оценка пользователей1Оценка пользователей
Поделиться:
Другие статьи

Как игры спасли мою жизнь

Предыдущая статья
Следующая статья
Если спросить любого подвернувшегося прохожего: «Как видеоигры влияют на человеческие жизни?» – скорее всего, он ответит, что, мол, плохо влияют.
Время прочтенияВремя чтения: 7 минут
Оценка пользователей1Оценка пользователей
Поделиться:

Всем известно, что от игр портится зрение, игры заставляют здоровых человеческих особей просиживать драгоценные дни летних каникул за компьютером или приставками (нет бы пойти поиграть в футбол или погонять на велосипеде!), игры промывают детям мозги своими глупыми двадцать пятыми кадрами, вон давеча в новостях писали, что один игроман из-за особо ценного «лута» пристрелил другого игромана... Сплошное, в общем, зло. Возможно, особо продвинутые прохожие пожмут плечами и что-то скажут про развитие рефлексов, про командную работу, про то, что игры бывают очень даже интеллектуальные... Это будут прохожие-геймеры, конечно, но, боюсь, на общем фоне их будет довольно-таки мало.

Но, наверное, никто не скажет про то, что видеоигры могут спасать жизни.

А ведь это чистая правда.

Как игры спасли мою жизнь. How Games Saved My Life

У геймера всегда больше одной жизни в запасе. Именно благодаря играм

Маленький сайт How Games Saved My Life рассказывает именно об этом – как видеоигры спасли жизнь людям. Возможно, не в буквальном смысле, не в плане «Марио и Соник сняли меня с табуретки, когда я уже был готов сунуть голову в петлю» (хотя и похожее встречается). Это истории о том, как игры вытянули из кризиса отношений с друзьями, как способствовали пересмотру смысла жизни, как (и это наиболее часто) увлечение играми помогло пережить тяжелую болезнь или проблемы в семье. Приведу несколько примеров.

История Джоан

«Я вышла замуж, будучи слишком юной для того, чтобы принимать по-настоящему важные решения. К сожалению, моим мужем стал человек жестокий и склонный к манипулированию. Он довольно быстро запретил мне общаться с семьей и большинством моих друзей, и сделал так, что я была уверена – это нормально, так и должно быть в здоровой семье, мне никто не нужен, кроме мужа, все будет хорошо.

Одним из немногих разрешенных мне занятий были видеоигры, поскольку мой муж сам был геймером. Он показал мне мир видеоигр, и это было, пожалуй, единственной хорошей вещью, вынесенной мной из наших отношений.

Я начала играть в Final Fantasy X в последнее лето нашего брака. Тогда у меня как раз выпало свободное время в учебе, и мне всегда нравилась серия FF. Но я никогда бы не подумала, как игра соотнесется с моей реальной жизнью.

Мне сразу полюбилась Юна, правда, я не сразу поняла, почему, до момента в Занарканде... Но потом это стало очевидным. Юна была той девушкой, которая всегда делала именно то, чего от нее ожидали, уверенно идя в итоге к своему собственному разрушению. Даже если игра не говорила четко, что должно было случиться во время Последнего Призыва, ощущение обреченности и выбора, который на самом деле не был выбором, не покидало меня. Я поняла, что ассоциирую себя с Юной и с ее переживаниями. Хорошие девочки должны улыбаться и страдать, не правда ли? В конце концов, лучшие святые были мучениками.

А потом Юна отказалась от Последнего Призыва.

Я была в шоке. Я увидела, как она уходит, чтобы спасти мир другим путем, лучшим путем. Моей первой реакцией было: меня предали. Как она могла? Как она могла найти выход, когда я билась о прутья клетки, не в силах собраться с духом и сделать так же? Смелость этой героини прошла долгий путь – от «хорошей» девочки, которая принимает вещи как есть и соглашается с ними, до «плохой», которая имеет право на бунт. Которая делает что-то другое, неизвестное. Страшное. И я поняла, что я никогда не была по-настоящему смелой.

Когда я закончила игру, я плакала. Не потому, что финал игры был печальным, но потому, что я поняла: мне надо сделать что-то, чтобы прервать проклятый цикл, которым стал мой собственный брак. Я больше не могу пассивно принимать мою судьбу. Если Юна, сама изначально пассивная и настроенная на то, чтобы быть «хорошей», смогла отказаться от своего пути саморазрушения, то почему не смогу этого я?

Я не собрала вещи и не ушла сразу, как бы мне этого не хотелось. Были несколько недель, чтобы собраться с духом, были несколько событий в моей реальной жизни, которые должны были случиться. Но я не могла перестать думать о Юне, стоявшей перед Юналеской и отвергающей Последний Призыв, когда я в итоге стояла перед моим мужем и говорила ему, что я больше не могу жить с ним. И, конечно, игровая анимация этого не показывала – но, возможно, колени Юны тоже дрожали, и ее сердце билось так же быстро, как и мое.

Юне нужно было спасти весь мир вдобавок, а у меня не было такой задачи. Но мы обе спасли наши жизни в итоге – а это чего-то да стоит».

Как игры спасли мою жизнь. Final Fantasy X

Будь смелой! Такой же, как Юна

История Лорен

«Моя семья была редким экземпляром непредсказуемости и хаоса. Сегодня моя мама угрожала уйти от нас навсегда, а назавтра она плакала и извинялась. Отец был психически болен. Каждый день с утра до вечера проходил в ссорах, криках, скандалах. Мне было только восемь лет, когда родители спросили меня, с кем я хочу жить, если они разведутся.

Они не развелись (возможно, зря) – но продолжили свои бесконечные сражения. Я постоянно слышала крики и звуки бьющейся посуды из кухни, но, будучи маленькой, понятия не имела, как реагировать. В итоге я стала нервным, пугающимся любого шороха ребенком. Чуть позже мы переехали, и в новой школе меня начали травить одноклассники, а любая попытка спросить у родителей «Что же мне делать?» натыкалась на ответ «Отстань». Я стала попросту бояться людей.

Я честно старалась справиться с этой проблемой – то есть игнорировать ее. Когда я была дома, я почти все время играла в Tomb Raider 2 на стареньком отцовском компьютере. Мои родители не признавали видеоигр, и это была единственная доступная мне игра. Мне нравилось проходить ее раз за разом – это позволяло мне на пару часов забыть обо всем творящемся вокруг.

Но к моменту вступления в старшую школу дела были хуже некуда. Родители ссорились не прекращая. Мне кажется, что в один далеко не прекрасный момент я как будто... захлопнулась, словно сейф, окончательно скатившись в серую депрессию. Я просто спала, просыпалась, шла в школу, потом возвращалась домой и тупо смотрела в стену – часами. Я начала пропускать уроки, и мои оценки понизились, но мои родители не заметили этого. Я не хотела вообще ничего. Даже играть в TR2.

Собственно, продолжать жить больше не было смысла, и я вскоре начала думать о самоубийстве. Где-то неделю я раздумывала о том, как убить себя максимально быстро и просто, и остановилась на том, что можно утопиться в ближайшем озере. Я запланировала самоубийство на утро вторника, когда родителей не будет дома. За два дня до этого к нам домой (одолжить отцовские инструменты) зашел мой двоюродный брат. Перед уходом он протянул мне CD-диск, на котором было написано „The Sims“, сказав, что, возможно, мне игра понравится больше, чем ему.

Я не знала об игре совсем ничего, но решила попробовать. И, когда я ее запустила – время и все окружающее для меня словно бы исчезло. Я была полностью погружена в этот новый мир, о существовании которого я даже не подозревала раньше. Моя сим-семья состояла всего из двух человек, но я немедленно к ним привязалась и чувствовала себя ответственной за них. Я даже рассмеялась – впервые за много месяцев! – потому что установила игру неправильно и все мои симы говорили на китайском. Когда я вернулась в реальный мир, оказалось, что прошел целый день, и часы показывали 11 вечера.

Роковой вторник наступил и прошел. И я провела его весь, играя в Симс».

Как игры спасли мою жизнь. The Sims

Заменять виртуальной семьей реальную – плохо? Но что поделать, если реальная семья сама по себе ужасна?

История Дженн

«Мы всегда были очень близки – мой отец и я. Я была старшей из четырех сестер, принявшей на себя роль так и не родившегося сына. Мы часто играли в видеоигры, мы прошли целую кучу их. Отец играл в Doom, когда мне было 7, и я упоенно наблюдала за каждым моментом игры. Я смотрела, как он играет в Half-Life и в Tomb Raider, и мы смеялись над шутками Дюка Нюкема. Отец был моим лучшим другом, моим советчиком; мать всегда была недовольна мной, но отец принимал меня такой, какая я есть.

Когда мне было 17, я уехала, чтобы поступить в колледж. Я выбрала своей специальностью «Информационные технологии», чтобы в будущем работать в сфере видеоигр (отцу это понравилось!). После двух лет учебы, правда, я поняла, что выбранная специальность мне не очень-то дается, и программирование – совсем не моя стезя, но мне не хотелось разочаровывать отца. Поэтому я продолжала учебу.

В конце 2008 года отец приехал, чтобы навестить меня в колледже. Через три часа после его отъезда мне позвонили. Худший звонок, который кто-либо может получить в своей жизни – машина моего отца столкнулась с другой, пьяный водитель, отец не выжил... Я помню, что я уронила телефон и просто сидела в кресле, чувствуя, как вся кровь отливает с моего лица; помню, как я плакала и плакала, до тех пор, пока не поняла, что сейчас моя голова взорвется. Я была полностью опустошена. Мой отец был моей жизнью, моим миром. Все, чего я хотела, – это чтобы он гордился мной. И теперь этого никогда, никогда не случится.

После смерти отца я пыталась держаться, не показывая, как мне плохо, но внутри я была разбита на кусочки, я была в тяжелейшей депрессии. Я больше не играла в видеоигры – они напоминали мне о том, что я хотела бы забыть. Я потеряла интерес к учебе, я больше не встречалась с друзьями, я только и хотела, что быть одна. Так прошло несколько месяцев. Но однажды, скучая, я все-таки стряхнула пыль с моей приставки PS3 и решила поиграть в игру, которую не пробовала раньше. Это оказался Fallout 3.

Возможно, потому, что мне было очень тоскливо, или потому, что мне требовалось о ком-то позаботиться, но, когда я начала игру, я сразу же втянулась в историю. Когда Джеймс, отец моей героини, покинул Убежище, я ощутила себя брошенной. Меня захлестывали чувства. Каждая новая миссия приближала меня к Джеймсу – и я как будто бы искала своего собственного отца на серой и радиоактивной Пустоши.

Прежде чем я сама осознала это, я была настолько погружена в этот мир, что я полностью забыла, что я – Дженн, студентка колледжа, сидящая перед приставкой в комнате своего общежития, а на дворе 2009 год. Какое там! Я была девчонкой из Убежища, которая ищет своего отца на постапокалиптической Земле. Когда я все-таки нашла Джеймса, я была так счастлива, что немедленно согласилась сделать все, что он просил – и после того, как я выполнила задание, и увидела, как его забирают от меня снова, я как будто пережила опять тот вечер и проклятый телефонный звонок. Когда я увидела, как Джеймс погибает, я плакала целый час – скорбь, похороненная глубоко внутри меня, выплеснулась наружу, пока я сидела перед телевизором, а вокруг были разбросаны упаковки от чипсов и бумажные салфетки.

На следующее утро я проснулась – и, как ни странно, почувствовала себя лучше. Как будто бы тяжелая свинцовая плита, давившая на мои плечи так долго, была наконец-то сброшена. Несмотря на смерть Джеймса, у моей героини в игре все еще были цели, были люди, которых надо было спасти, были миссии, которые необходимо было завершить. Жизнь продолжалась даже без Джеймса, потому что было нужно сделать множество вещей. Тогда я поняла, что я хочу делать – я хочу писать, писать что-то, что может помочь таким же, как я – или вдохновить их. Сделать то, что сделал для меня Fallout 3.

Я закончила игру. Я сменила свою специальность в колледже на английский язык и решила, что буду писать сценарии для видеоигр. Если я не могу делать видеоигры технически, то, возможно, смогу делать их хотя бы в эмоциональном смысле. Спасибо, Fallout 3 – если бы ты не подвернулся мне в нужный момент, я бы не писала сейчас этот маленький рассказ. Спасибо видеоиграм – за то, что помогли мне понять, что существует жизнь и после смерти».

Как игры спасли мою жизнь. Fallout 3

Многие из нас шли по Пустоши вслед за Джеймсом. И каждый нашел в этом странствии что-то свое

На самом деле нет ничего странного в том, что игры спасают жизни. Раньше эту роль выполняли... да, именно книги. С давних пор многие дети, подростки, юноши и девушки (да и взрослые тоже) взахлеб жили – в книгах. И единственным, что огорчало, была невозможность самим участвовать в сюжете. Защитить рыцаря, спасти принцессу, помочь детективу раскрыть преступление быстрее, чтобы никто больше не погиб... Появившиеся в начале девяностых серенькие приставки Денди дали нам, таким как мы, возможность менять сюжет. Возможность дописать к книгам свои главы и послесловия. Возможность играть и выигрывать.

Когда я вспоминаю детство, практически все время игры идут бок о бок со мной. Вместе с отцом с двух джойстиков мы играли в Space Invaders. Потом – компьютер, аркады-платформеры, обмен дисками в школе, апгрейд ради возможности поставить Heroes of Might and Magic 3. Первая самостоятельно купленная РПГ – Might and Magic 8. Радость от убийства сложного босса в Baldur's Gate. Традиционные путешествия в переход, в палатку с пиратскими-фаргусовскими игрушками, когда, наконец, накопишь денег на очередную. Жалобные глаза, взирающие на коллекционку Diablo 2 (семьсот рублей! бешеные деньги!) и добрый друг-приятель, выдавший диски со взломанной дьяблой за бесплатно. Отсутствие прохождений, кроме как напечатанных в ЛКИ. Часть жизни. Как и все остальное.

Их было много, игр, бьющих навылет: Мор – Утопия, Jade Empire, Baldur's Gate, Arcanum, Anachronox, Dragon Age... Fate, хотя это в основном не только и не столько игра. Из недавних, относительно, конечно, недавних – Persona 3. Первая игра, по ходу которой я вдохновенно проревела как девчонка всю финальную битву и весь последующий ролик. Потому, что финальная битва становилась не просто «эпичной дракой с какой-то огромной монстрюгой» – но необходимостью сражаться с тем, кто был твоим хорошим другом (в случае женского протагониста еще и возлюбленным), а последующие события переворачивали все не просто с ног на голову – а скорее из одной системы координат в другую. Честно говоря, эта игра любого заставит пересмотреть свою жизнь, как мне кажется.

А потом – Persona 4, более юмористическая и спокойная, этакий бальзам на драматично израненное сердце... Но и там попадаются ударные моменты. Если писать про changed my life, то для меня это, пожалуй, был один из них. Кума-Тедди, смешной маскот-плюшевый-медведь, встающий на пути смертельной атаки, чтобы защитить своих единственных друзей – и очнувшийся в виде этакой плюшевой тряпочки, по которой проехался грузовик. И в тот момент, когда ожидаешь от Тедди удесятеренной порции нытья (а он, в общем-то, немного трусишка и далеко не герой), – этот классический типаж «милый-приятель-и-комический-персонаж» ложится на спину и начинает качать пресс. Со словами «Когда отрастет моя шерсть, я хочу быть сильным».

Понимаете? Он не сомневается, что поправится. Он даже мысли такой не допускает (я, честно говоря, увидев эту тряпочку, решила, что – все, двигаться он теперь будет только в роли накидки-экипировки). Можно пятьдесят раз сказать вслух: «Что нас не убивает, то делает нас сильнее» – но увиденное и услышанное в настоящей истории прошибает гораздо крепче. Дает повод бороться самому.

Как игры спасли мою жизнь. Persona 4

„I reach out to the truth of my lifе!” – боевая тема Persona 4. Никогда не сдавайся!

...Конечно же, Тедди поправился. А маленькая фигурка Тедди, сантиметровый брелок, с тех пор – уже несколько лет – сидит у меня возле монитора. Напоминая: «Когда ты не можешь больше стоять – падай. И начинай отжиматься».

В конце концов, «спасти жизнь» – это не только когда тебя вытаскивают из воды в сотне метров от берега (кто же знал, что там откатное течение!). Это – пусть и в меньшей мере – когда ты не знаешь, куда двигаться, и тебя направляют. Когда грустишь – и тебя поддерживают. Когда ты одинок – и тебя подбадривают. Видеоигры, добрые и мудрые истории, рассказанные в нужную минуту, вполне могут стать такой необходимой тростью, на которую ты обопрешься, чтобы идти дальше сам. Возможно, это будет мелочь – но даже мелочь, как мы видим, может оказаться очень важна.