05.08.2016
Время прочтенияВремя чтения: 2 минуты
Оценка пользователей7Оценка пользователей
Поделиться:
Другие статьи
  • Middle-earth: Shadow of Mordor

    Middle-earth: Shadow of Mordor берет свое начало там, где большинство других игр по мотивам трилогии «Властелин колец» заканчиваются.

  • Система подбора команд в Overwatch

    Как же на самом деле работает эта загадочная система? Постараемся разобраться!

  • Сказ о том, как Blizzard и Valve Dota пилили

    Мало кто помнит, как так получилось, что Dota была основана на игре Blizzard, а продолжение полностью и безраздельно принадлежит компании Valve.

Fran Bow

Предыдущая статья
Следующая статья
Фран увидела непонятный рогатый силуэт за окном своей спальни – и, разумеется, побежала за помощью к родителям. А за дверью спальни родителей... В общем, на этом месте газеты, публикующие криминальные хроники, удерживаются от подробностей – достаточно сказать, что в крови был даже потолок.
Время прочтенияВремя чтения: 2 минуты
Оценка пользователей7Оценка пользователей
Поделиться:

«Страх есть малая смерть, влекущая за собой полное уничтожение. Я встречу свой
страх и приму его. Я позволю ему пройти надо мной и сквозь меня. И когда он пройдет
через меня, я обращу свой внутренний взор на его путь; и там, где был страх, не
останется ничего. Останусь лишь я, я сам».
(Ф. Герберт, «Дюна»)

Вы любите недостроенные жуткие больницы, заброшенные дома и темные парки аттракционов, где облезают под дождем шкуры плюшевых зверей в человеческий рост, обнажая стальные скелеты, и хищно поскрипывает высоко над головой «чертово колесо»? Вы не шарахаетесь от вида трупов, расчлененных и нет, в той или иной стадии разложения? Вы смело вступите в кровавые лужи и пройдете лесом отрезанных голов? Вы готовы встретиться лицом к лицу с собственным адским кошмаром и выдержать его немигающий взгляд?

Тогда – добро пожаловать. Нет, не в очередной Сайлент Хилл, не в Забегаловку Фредди и даже не в кишащий ходячими мертвецами город из очередного Резидент Ивил. В point-and-click квест, главная героиня которого – десятилетняя девочка, потерявшая любимого котика. В игру под названием Fran Bow. Но учтите: вас предупреждали.

Школьница Фран жила, как и большинство детей ее возраста, счастливо и не думая о будущем: играла, училась, рисовала и читала. У нее были любимые мама и папа, любимый черный кот Мистер Полночь, любимая тетя Грейс. У нее были друзья. Но в одну роковую ночь (о, как много страшных историй начинаются с этих слов!) Фран увидела непонятный рогатый силуэт за окном своей спальни – и, разумеется, побежала за помощью к родителям. А за дверью спальни родителей... В общем, на этом месте газеты, публикующие криминальные хроники, удерживаются от подробностей – достаточно сказать, что в крови был даже потолок.

Fran Bow. Дверь

За дверью, ведущей в страшный сон. Или… не сон

Насмерть перепуганная Фран умчалась прочь из дома, сопровождаемая лишь своим верным котом. Она бежала и бежала, не помня себя, и, в конце концов, упала без чувств в лесу, где ее следующим утром и нашли – чтобы тут же отправить в психиатрическую лечебницу. (Год на дворе, кстати, творился примерно сороковой-пятидесятый прошлого столетия.) Ее приятель-кот исчез, ее привязывали к кровати и кормили препаратами, последствия от которых были, мягко говоря, малоприятными...

Фран решила, что пора продумывать план побега. В конце концов, у нее осталась тетя Грейс, которая пишет племяннице письма и скучает по ней. А сначала надо найти Мистера Полночь, который обязательно прячется где-то поблизости! Но выбраться из больницы будет не так-то просто, а сохранить рассудок в дальнейшем карнавале безумных чеширских ухмылок, макабрических теней и вещей, вызывающих мурашки по хребту, – еще сложнее. Раз этак в сотню.

Окружение Фран кажется немного нелепым изначально – чуть поправлена перспектива, чуть мультяшными сделаны предметы; создается эффект чего-то детского, не очень серьезного, вроде «Коралины» или «Кошмара перед Рождеством». И это еще до того, как Фран примет свои волшебные пилюли под названием «Дуотин» (баночка с красными таблетками будет с ней большую часть игры). После этого лекарства у девочки начинаются жутковатые галлюцинации, и доктор не советует ей принимать их – но Мистер Полночь, приснившийся Фран, говорит ей, что это единственная возможность выбраться из лечебницы... а значит, надо рискнуть!

Стоит нашей героине проглотить таблетку, как мир словно выворачивается наизнанку: больничная палата оказывается наполнена черными зубастыми тенями, из раковины свисают пульсирующие алые вены, кровь заливает окна, стены исписаны странными надписями, на кровати лежит безголовый труп лисы. (Все игравшие дружно вспоминают Saya no Uta.) И в этом искаженном мире нам придется взаимодействовать с разумными и не очень существами, решать загадки и искать предметы – не меньше, чем в нормальном. Так что крепко подумайте, прежде чем играть во Фран: выдержите ли вы?

«Фран» – не детская игра, совсем нет: «детскости» в ней примерно столько же, сколько в «Алисе» от МакГи.

Fran Bow. Больница

Так выглядит детское отделение больницы после «Дуотина». Мило, не правда ли?

А потом? А потом мир «обычный» и мир «безумный» переплетаются все теснее, и уже непонятно: в каком из миров Фран встречает огромного говорящего муравья и семейство разумных шишек? В каком из миров ее выводит из лабиринта заводная плюшевая игрушка кота на колесах? В каком... Впрочем, это не важно. «Нормальности» как таковой больше не осталось. Вообще. Это слово для крохи Фран теперь не имеет никакого значения.

Главная героиня, как мы уже знаем, маленькая девочка, но это не история о пробуждающейся сексуальности и насилии, как, например, The Path или Dreaming Mary; этой стороны медали в игре нет вообще. История Фран ближе все к той же American McGee's Alice (первой части) и Sucker Punch – когда человек бросает вызов собственному безумию, или же ищет выход, которого нет в реальности, вооружившись лишь собственным воображением. (Если вы читали «Межвездного скитальца» Джека Лондона, там прослеживаются сходные мотивы. Если не читали – рекомендую.) Но не только.

Еще история Фран – это история о смерти. О смерти, идущей бок о бок с жизнью; о том, что ничего, в общем, страшного нет ни в окровавленных трупах, ни в черных острозубых призраках, это всего лишь смерть, с которой мы все должны быть знакомы. Смерть, которая является нашим древним и давним врагом – и одновременно спутником. Трупы плавают в колодце – ну что ж, пусть плавают, только пить эту воду не стоит. Раскопать могилу ради поиска доказательств – не осквернение и не святотатство, а обычное дело. Убить животное ради мяса – в порядке вещей. И маленький Смерть Червь, которого Фран находит в полуразложившейся туше оленя, классический Grim Reaper с косой и черепушкой, лишь подтверждает эту теорию: он съедает мясо, чтобы олень после смерти стал частью перегноя, и из него выросли растения, а потом эти растения были бы съедены другими оленями. Извечный круг замыкается, и из смерти рождается новая жизнь.

Конечно, всему этому способствует «детское», «несерьезное» восприятие маленькой Фран: она способна попытаться утешить двух мертвых младенцев, сшитых вместе, посочувствовать скелету медсестры: «Вы такая худая», попытаться приставить отрубленную голову назад на плечи. Но все это не значит, что Фран не понимает концепцию смерти, вовсе нет. Она понимает ее слишком хорошо – и именно поэтому не дает страху овладеть собой. Нельзя впускать страх внутрь – что бы ни случилось, нельзя поддаваться слабости, надо двигаться вперед, к своей цели, не останавливаясь и не сдаваясь. «Там, где пройдет страх, останусь только я».

Fran Bow. Ветви

Любопытство к добру не приводит. Головы полетели на свет – и запутались в ветвях

В процессе игры невольно вспоминаются всякие крипипасты из серии «жуткие вещи, которые дети говорят родителям» – вроде «Я встретил в нашем чулане мальчика, у которого нет шеи», или «Папа, у тебя под кроватью бесшерстные красные кролики с большими зубами». Так ли они страшны на самом деле для самих детей – кто, хоть убейте, не видит такой уж разницы между призраком и реальным человеком? У вас не было в детстве воображаемого друга, который легко мог напугать взрослых? У Фран вот был – улыбчивый Итвард, скелет в шляпе. А у меня была игрушка, плюшевый лисенок, которая умела ночью прыгать по мебели: со шкафа на стул, со стула на диван... Взрослым это почему-то казалось жутким. А вам?

Чтобы вырваться из классических линейных рамок point-n-click квеста «залезь в инвентарь, возьми отвертку и примени ее на холодильнике» (этим, конечно, тоже придется заниматься – что поделаешь!), Fran Bow использует «переключение между мирами». Поначалу это те самые скачки-по-реальностям с помощью таблеток: зачастую именно «страшный» мир помогает найти нужный предмет или ключ, пройти в закрытую комнату, открыть дверь, запертую в мире обычном. (А иногда, что парадоксально, он показывает гораздо более здравую картину событий, нежели окружение-без-пилюль: что правдоподобней – конфетно-карамельный домик безумных ведьм-близняшек или же недра заброшенного колодца, куда Фран провалилась при побеге?)

После долгих скитаний по ночному лесу и странным зловещим местам Фран попадает в заметно более светлую страну, сказочную и напоминающую «Бесконечную историю», и там она учится менять – с помощью огромных волшебных часов – времена года. К примеру, только осенью можно сорвать с дерева созревший плод, и только зимой перейти озеро по льду.

Fran Bow. Рыбка

Фран-деревце и кот ловят рыбу в речке. После ужасов психиатрической больницы такие моменты особенно радуют

Загадки тут в основном интересны и логичны, и, несмотря на творящийся вокруг клыкасто-когтистый ужас, Фран не грозит погибнуть (кроме как в мини-играх между главами, которые, впрочем, тут же стартуют сначала; при желании их можно пропустить). Торопиться тоже не надо: у нас же квест. Но, увы, встречаются и неинтуитивные места; на стимо-форумах есть полное прохождение, для тех, кто, как и я, не силен в сложных пазлах. Особенно в том, с шестеренками, в конце второй главы...

Рисовка очень макабро-безумна и очень красива; как я уже говорила, напоминает «Коралину» Геймана. Вообще очень много геймановского и клайв-баркеровского в атмосфере. Думаю, многие не отказались бы полюбоваться на мультфильм или хотя бы коротенький клип, выполненный в стиле Fran Bow. Стильно? До ужаса, в буквальном смысле. Красота перерастает в страх и обратно: мертвые головы, зацепившиеся волосами за ветви деревьев, разлетаются огненными мотыльками, живые люди превращаются в ходячих скелетов, младенец оборачивается поросенком... нет, поросенок был в другой истории, тут – куклой. Ничто не постоянно, все меняется.

Музыка и звуковые эффекты важны для любой игры, хотя бы краешком соприкасающейся с хоррор-жанром: они создают атмосферу, они заставляют нас нервно оглядываться, подпрыгивать на стуле и замирать от ожидания чего-то неизбежно жуткого. И Fran Bow в этом смысле оправдывает все ожидания, ибо саундтрек там замечательный: ненавязчивый, красивый, печальный и на все сто процентов вписывающийся в историю Фран. Звуки тоже не подкачали. А вот озвучки речи персонажей нет – но, мне кажется, тут она и не нужна. Фантазия с лихвой достраивает все недостающее.

В отличие от всеми любимой Алисы, Фран не бегает по локациям, размахивая кухонным тесаком и вырезая врагов десятками (хотя, будем честны, нож у нее в инвентаре есть, и... хм... вонзать его в живых существ – придется). Она – вежливая, воспитанная и добрая девочка, которая обратится и к крысе, и к огромному насекомому, и к говорящей жабе «извините, сэр\мадам», она всегда готова выслушать и утешить кого угодно, она даже украсть необходимую ей мелочь не может без угрызений совести и обещаний, что обязательно вернет. Это воплощение доброты и сострадания во вселенной безумия и хаоса; и, в общем, оно себя оправдывает – если поговорить с любым, даже самым ужасным монстром, может выясниться, что он не так уж и страшен и все можно решить мирным путем... ну, почти все. А существа, населяющие этот мир! Каждый из них уникален, и забыть его невозможно. И сам мир, каждый его кусочек, каждый уголок – неповторим.

Fran Bow. Зеркало

Пора в Зазеркалье!

История Фран обязательно заворожит любого, кто решится попробовать и не испугается элементов типа «кровь-кишки-внутренности», в художественном беспорядке развешанных по стенам. Она не даст четких ответов – но высыпет вволю намеков, подсказок, идей. И захватит – до самого конца. Всем любителям квестов и просто нестандартных, чуть жутковатых и запутанных повествований я бы посоветовала непременно попробовать поиграть во Fran Bow. А уж если вам понравились «Коралина» и, например, «Труп невесты»…

Эта игра способна одновременно вызвать нервную дрожь (потому что жутко, елки-палки!) – и мягкое тепло в области сердца. Потому что игра-то, в общем, о доброте. О том, что нельзя, как завещал Ф. Герберт, дать страху управлять тобой. О том, что нет нашей вины в том, что мы не можем контролировать. О том, что выбор между ужасным одиночеством и одиноким ужасом не может быть правильным: всегда, всегда надо выбирать счастье. И никогда не сдаваться, какие бы демоны тебя ни окружали.

«Хоть легкая витает грусть
В моей волшебной сказке,
Хоть лето кончилось, но пусть
Его не блекнут краски,
Дыханью зла и в этот раз
Не опечалить мой рассказ».
(Л. Кэрролл)